Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:27 

Танец под дождём

Мы танцуем под дождём, мы двигаемся под музыку капель и биения сердца. Под водой не видно наших слёз, и мы улыбаемся, и наши улыбки говорят: "Наша жизнь это танец, и никто не сможет у нас её отнять" Но это ошибка... Мы танцуем под дождём, отстукивая ритм брызгами. А мимо проходят люди, отгородившись друг от друга зонтами, и не замечают, как мы умираем в танце под дождём. Мы страдаем в каждом движении, падаем, разбиваясь каплями об асфальт, и возрождаемся цветами, чтобы снова танцевать под дождём.

14:50 

очередь

Стою в очереди за счастьем и постоянно пропускаю все вперёд...

19:27 

Может дело в дожде, может просто совпадение, но так спокойно-грустно давно не было. Я не понимаю, почему люди кричат, вместо того чтобы что-то сделать. Почему им проще уйти, чем бороться? Но больше всего я не понимаю, почему я продолжаю бороться, хотя понимаю, что это ни к чему не приведёт. Возникает мысль: "Может проще и правда уйти". Но я продолжаю, может потому что не привык сдаваться, может просто не хочу показывать, что сдался, что понял, что это всё не для меня. Что понял, что мне нет места.

18:35 

всегда удивляет, что иногда две бабочки одинаковой масти могут быть разными и одна может быть красивее, чем её сестра близняшка такой же масти

16:58 

Иногда возникает чувство, что везде опаздываешь. Я всегда прихожу вовремя на встречи, но опаздываю по жизни. Всегда последний. Обычно, последнему пришедшему не хватает места. Мне не хватает места в этой жизни. Места в жизни других людей. Опоздавших не ждут. И это осознавать даже не обидно. Опоздал, и двери закрыты. Это справедливо, значит всё нормально. Но вот как сделать так, чтобы не опаздывать, тебе никто не скажет.

09:45 

Вчера я упала, сегодня и сейчас я нашла в себе силы не только подняться, но и выбрать себе дальнейший путь, по которому пойду в завтрашний день. Теперь я верну себе ту улыбку, что потеряла вчера. Жизнь слишком коротка, чтобы тратить её на жалость к себе в трудные моменты. Лучше эти трудные моменты проходить так будто они не трудные, а самые радостные в жизни. "Всё, что нас не убивает, делает нас сильней"

09:35 

"Ждать" - такое короткое слово, но оно так много значит. Ждать того момента, когда увидишь близких тебе людей. Ждать конца этого дня, чтобы потом ждать конца следующего. Ждать момента, когда можно будет жить свободно, жить так как хочется. И каждый раз, когда ты ждёшь совета, тебе дают один самый правильный совет: "ждать".

16:31 

Трое суток

«Когда я впервые его увидел, то понял, что этот тот человек, которого я искал всё это время. Меня зовут Денис, я учусь в десятом классе, мне 16 лет. Он, Дима, уже учится на третьем курсе института. Четыре года – слишком большая разнится, если ты любишь своего брата. Нет, мы не родные братья. Наши родители недавно поженились. И почему-то решили, что мне лучше жить с Димой, мол, до школы ближе и у него машина есть если что. Он сам, мне показалось, встретил эту новость не очень радостно, но согласился. Мы живём вместе уже четыре месяца, но до сих пор нормально не разговаривали. Квартира однокомнатная, и я постоянно могу наблюдать за ним. Только наблюдать.… И то боюсь, посмотреть на него чуть дольше, чтобы не выдать себя. Он всё время занят, к нему часто заходят люди, а я лишний, просто лишний в его жизни. Это меня злит, от этого больно», - так написал Денис, решив, что больше не может сдерживать всё в себе и, что ему нужно вести дневник, но подумав, что это глупо, тут же вырвал страницу из новой тетради и порвал её на мелкие кусочки.
- Чем ты тут занимаешься? – сухо спросил Дима, войдя в комнату.
- Эм, уроки делаю, - опустив глаза на обрывки листа, так же сухо ответил Денис.
- Тогда, либо быстро доделывай, либо иди, делать их на кухню. Ко мне скоро придут.
- Не переживай, я мешать не буду. Сейчас всё равно гулять пойду, - внутренне надувшись, произнёс Денис.
- Договорились, когда домой придёшь? – делая лёгкую уборку комнаты, нейтрально спросил брат.
- Можешь не ждать, поздно, - с этими словами Денис вышел из комнаты. В ответ на его заявление не последовало никаких возражений, значит он прав, Диме на него всё равно. А может ли быть по-другому? Хоть наши родители и поженились, это не меняет того, что для Димы Денис был и остаётся чужим человеком.
Раздался дверной звонок. Денис открыл дверь, и в неё влетела девушка, на лицо с обложки, одетая в короткую юбку и блузку с декольте. Даже не обратив внимание на мальчика, она швырнула ему сумочку. Дима вышел к ней с тёплой улыбкой, которую Денис никогда не видел. Его так задела эта ситуация, что он резким движением отложил сумку и выбежал из квартиры.
Вернулся домой Денис уже за полночь. Дверь он открыл своим ключом, в коридоре было темно хоть глаз выколи. Старая не издать ни звука, парень снял кроссовки, но не удержав равновесие, со стуком ударил локтём в стену. Тут же вспыхнул свет.
- Где ты был? Ты на часы вообще смотрел? Почему у тебя мобильник не отвечает? – посыпалось на Дениса куча вопросов от, кажется, на самом деле рассерженного брата.
- Я же говорил тебе, что гулять пойду и, что поздно вернусь, - проходя мимо Димы, спокойно ответил Денис.
- Поздно. Знаешь, это уже слишком поздно!!! Я место себе не находил, а ты на мобильник не отвечаешь. Мог бы позвонить, я бы тебя на машине забрал, - продолжал брат.
- Да, ладно тебе, я перед тобой, живой и здоровый. Со мной ничего не случилось. А даже если бы и случилось, то я уже сам могу отвечать за свои поступки, - входя и оглядывая комнату, произнёс Денис. Кажется, Дима даже не трогал свою постель или успел её уже заправить заново. – Я специально дал тебе и этой много времени, чтоб ты всё успел.
- Да, как ты…! – вскрикнул Дима, схватив Дениса за воротник рубашки и прижав его к шкафу. Денис даже не испугался таких действий, ровно и спокойно смотрел в рассерженные глаза брата. Возникла пауза, рука Димы, приготовленная для удара, плавно опустилась, он переменился в лице. – Чем от тебя пахнет? Алкоголь, сигареты… Ты что пьян? А что за одеколон?
- Я пил, но не пьян. И вообще, какая тебе разница? – оттолкнув Диму, произнёс Денис. – Не тебе читать мне лекции. Я устал и ложусь спать. Так что разговор закончен.
Отойдя к дивану, который служил ему теперь кроватью, Денис стал раздеваться. Боковым зрением он видел, как Дима ещё минут пять стоял на том же месте, но потом, всё же сдвинувшись, стал тоже готовиться ко сну. Почти до самого утра Денис горевал о том, что первый долгий разговор с братом оказался их первой ссорой. Он не хотел его злить, хотел быть хорошим младшим братом, но не знает, что ему для этого сделать.
Следующим вечером, Денис пришёл в клуб. Это и есть, то место где он всегда пропадает. Несмотря на то, что он несовершеннолетний, его без проблем пропускают охранники, ещё три месяца назад задобренные им. Теперь Денис мог спокойно приходить сюда и кадрить пьяных парней, чтобы утолить мычащую его жажду, жажду любви и внимания. Но это ему не помогало, и он сам понимал, что это не то место, где ему стоило быть. И всё равно шёл сюда.
Вот и сегодня. Он стоял у стены в клубе. В руках коктейль, рядом, опёршись на стену, стоит какой-то парень, шепчет ему на ухо пошлости, накручивая его длинные волосы на палец. Денис, делает вид, что слушает, но, на самом деле, он думает о Диме, о том, что не видел его с утра, что вчерашняя ссора была просто ужасна, что сегодня он не успел извиниться и, что ссора может повториться, потому, что он снова придёт поздно. Рука парня неожиданно переместилась с волос мальчика на его бедро. И тут… Денис только успел понять, что тот парень, кадривший его, отлетел куда-то очень далеко, и, что теперь его за руку кто-то грубо тащит к выходу. Только на улице Денис сообразил, что перед ним Дима.
- Ты что там делал?! – повысив голос, спросил брат.- Да, как тебя туда вообще впустили?!
- Уметь надо, - с ухмылкой ответил мальчик.
- Залезай в машину, - скомандовал Дима. Денис послушно сел, и они поехали. Но, не прошло и пяти минут, брат, выругавшись, остановил машину у обочины.
- А ты? – непринуждённым тоном спросил Денис, смотря в окно.
- Что я? – прикуривая сигарету, переспросил Дима. Мальчик невольно взглянул на сигареты и прикусил губу. Заметив этот взгляд, брат протянул ему пачку.
- Ну, ты просто не похож на человека, который ходит по таким местам, - затянувшись, так же непринуждённо ответил Денис.
- У друга день рожденье. И он пригласил меня отметить его в клубе, - нейтральным тоном ответил брат.
- О, так ты сейчас пьяным сел за руль, - с наигранным укором произнёс Денис, всё так же смотря в окно.
- Нет. Мы только вошли. И я увидел тебя с этим…, - в голосе Димы нарастало раздражение. – Ты вообще понимаешь, что могло произойти?! Ты соображаешь вообще?!
- Ты о чём? – наивно переспросил Денис. – Мы просто разговаривали, он купил мне выпить. Что в этом такого?
- Что такого?! Видел я, как вы разговаривали! – разозлился Дима. – Я тебя не понимаю. У тебя вообще нет инстинкта самосохранения? Я волнуюсь каждый вечер, места себе не нахожу, а он оказывается по клубам шарится. Ну ка, посмотри на меня, - Денис в вызовом посмотрел брату в глаза. Тот слегка приблизился, но, не увидев того, что ожидал, с облегчением выдохнул и откинулся на сиденье.
- На кого ты учишься? – неожиданно спросил Денис.
- На врача. А что?
- У вас психология была?
- Да, была на втором курсе, - раздражённо ответил Дима. – Но у нас сейчас речь не об этом.
- Об этом. Слушай продолжение, - надменным тоном произнёс Денис. – Всё что ты тут сейчас говоришь о том, что переживаешь, места себе не находишь. Пустой звон, - напряжение в машине нарастало. – А знаешь почему? Потому, что ты переживаешь не о том, что со мной что-то случится, а о том, что если со мной что-то случится, ты в ответе. Но ты можешь не переживать, потому что на самом деле ты не ответственен за мои поступки. Если со мной что-то случится, то виноват буду я, а не ты. Мы же оба понимаем, что мы друг другу никто. Но тебе навязали только моё общество, а не ответственность за меня. И, конечно, я понимаю, что мешаю тебе. Из-за меня ты не можешь приводить домой баб и трахаться с ними.
- Да, ты…! – дернулся в сторону Дениса Дима, схватив его за куртку. – Как у тебя язык на такие слова поворачивается?! Ну, знаешь, моё терпение кончилось! С этого момента ты наказан!
- Да, ну тебя! – ухмыльнулся Денис. – И как же ты меня накажешь?
- А вот как, - глядя в бесстыжие глаза мальчика, ответил Дима, - ты сейчас отдаёшь мне ключи и завтра целый день сидишь дома.
- Что? Завтра воскресенье. Да ты не имеешь право меня ограничивать! – разозлился Денис.
- Имею, потому что я твой старший брат. Так что гони ключи, - мальчик обижено протянул брату ключи от квартиры. Больше они не разговаривали. Молча доехали до дома и легли спать.
Как и хотел Дима, Денис всё воскресенье просидел дома на своём диване с книжкой в руках, и был пай-мальчиком, тише воды, ниже травы. Он изредка поглядывал на брата, который явно делал что-то по учёбе, и чувствовал, что тот на него всё ещё зол. Конечно, зол, ведь Денис наговорил ему того, о чём сейчас очень жалеет. Книга в руках казалась только прикрытием, потому что за весь день мальчик не перевернул ни одной странице. Он перечитывал каждое предложение по сто раз и не мог его понять, потому что в голове было слишком много мыслей.
Вечером Дима молча ушёл куда-то, и его не было около трёх часов. Всё это время Денис стоял у окна и ждал его. А когда подъехала знакомая машина, он опять сел в туже позу на диване и взял книгу, делая вид, что так оно и было. Дима войдя в комнату даже не взглянул на него. Он выглядел уставшим и замученным. По нему было видно, что его единственное желание сейчас просто лечь и уснуть. И он стал готовиться ко сну. Денис не смог себя пересилить, и пользуясь тем, что из-за ссоры он превратился в пустое место, стал наблюдать за братом поверх книги. Дима спокойно раздевался, не замечая, как мальчик любуется его плечами, спиной, руками. Вскоре Денису самому стало как-то стыдно, и он направился к выходу из комнаты.
- Ты куда? – неожиданно спросил Дима.
- В душ, - не повернувшись к брату, ответил мальчик. – А что? Мне теперь и это запрещено?
- Нет, нет, иди, - ответил Дима. – Просто я удивился. Думал, что ты собираешься в одной позе до утра сидеть и дуться.
Денис ничего не ответил, просто двинулся дальше. После душа он вошёл в комнату, Дима уже спал. Мальчик замер, не в силах отвести взгляд от мирно спящего брата. Его охватило непреодолимое и безумное желание пойти на риск, и он не мог себя удержать. Он тихо разделся и залез в кровать к Диме, нечаянно задев его влажными длинными волосами. Почувствовав движение рядом, Дима вздрогнул и проснулся.
- Какого фига ты тут делаешь? – раздражённо спросил он.
- Прости, - тихо ответил Денис, виновато опустив глаза и придав себе совершенно невинный вид. – Я вышел из душа и не ожидал, что дома так холодно. Я чуть-чуть погреюсь.
- Грейся у себя в кровати!
- Ты это называешь кроватью, - чуть слышно пробурчал Денис, а потом продолжил. – У меня просто ещё не постелено.
- И что? Вали, это моя постель, - повернувшись набок к Денису и откинув с него одеяло, скомандовал Дима. Мальчика от внезапного холода пробила мелкая дрожь.
- Ладно, извини, - садясь на край кровати, произнёс Денис. – Я не хотел тебя будить. Думал, что ты не заметишь моего присутствия. Блин, как же холодно…
Только Денис хотел подняться с кровати, как сильные руки брата утащили его под одеяло. Мальчик, всё ещё дрожа от холода, удивлённо повернулся к Диме.
- Хорошо, сегодня спишь со мной, - строго произнёс Дима. – Но только при условии, что ты не будешь храпеть.
- Я не храплю, - дрожащим голосом произнёс Денис.
- Ну, тогда, при условии, что ты не будешь дрожать, - ухмыльнулся Дима, обняв Дениса за плечи.
Денис ответил на объятья, прижавшись к брату так сильно, как этого позволяла данная ситуация. Внутренне он ловил неописуемый кайф от близости к человеку, которого любит, от его запаха, от прикосновения к его коже, от теплоты его рук. Дима лежал с закрытыми глазами, было видно, что он не спит. Денис чувствовал, что теряет голову и ничего не может с этим поделать. Придав своему лицу нейтральное выражение и закрыв глаза, он согнул ногу в колено и будто случайно едва коснулся брату между ног и стал едва заметно двигать ей. Реакция пошла почти мгновенно, через некоторое время член Димы упёрся мальчику в живот. Денис открыл глаза и удивлённо посмотрел вниз сначала вниз, потом на брата. Тот с неловким видом отодвинулся, а потом и вовсе перевернулся на спину.
- Ты что стесняешься? – отстранённо спросил Денис.
- Да, типа того, - произнёс Дима. – Ну конечно мне не по себе. Ты не думай, ты здесь не причём, просто у меня давно никого не было, - оправдывался он. – Хотя, ты мелкий тебе всё равно не понять.
- Если я младше тебя, то это не значит, что я не понимаю тебя, - монотонно произнёс Денис. – И почему ты говоришь, что давно никого не было? К тебе же позавчера девчонка приходила.
- И что, что приходила? У нас курсовой проект один на двоих. Она по учёбе заходит.
- А понятно, - не поверив ни единому слову, Денис решил, что пора действовать. Лёжа на боку, он коснулся рукой груди брата. Тот удивлённо посмотрел на мальчика, но его ждала не проницаемая нейтральная маска и прямой ничего не выражающий взгляд. Рука же мягко заскользила по обнажённой груди и животу, пока не наткнулась на резинку трусов, но это препятствие она преодолела очень ловко, освободив член брата. Сам Дима как загипнотизированный не мог отвести взгляд с глаз Дениса до тех пор, пока мальчик не сомкнул совою руку на его члене.
- Ты что творишь? – отпихнув руку Дениса, прохрипел Дима.
- Ну ты же сам жаловался, что у тебя давно не было. Я просто хочу помочь, - монотонно произнёс Денис, его рука принялась ласкать яички брата.
- Слушай, это не смешно, - схватив Дениса за руку, раздражённо произнёс Дима. – Не трогай меня. Я не хочу этого. И вообще, проваливай из моей постели.
- Ты-то может, и не хочешь, но твоё тело говорит обратное, - нейтральным тоном произнёс Денис. Дима был настолько ошеломлён поведением мальчика и его словами, что его сила, казалось, уменьшилась в половину. И когда он попытался вытолкнуть Дениса из кровати, то оказался сам поверженным. Денис прижал его руки к подушке за головой и навис сверху, смотря ему прямо в глаза. Сдерживая порывы брата обрести свободу, он зажал его член между своих ног и стал ласкать его, целуя шею, плечи. С каждым движение, Дима становился более податливым. Поэтому вскоре Денис отпустил его руки, и поцелуи пошли ниже и закончились на лобке, плавно перейдя в меньет. Сначала, мальчик действовал робко и нежно, получая в награду едва слышные стоны наслаждения. Когда руки брата осознали свою свободу, они стали гладить Денис по голове, накручивая длинные волосы на пальцы. Мальчик будто ждал этого сигнала и стал действовать грубее, двигаться быстрее и глубже.
- Пожалуйста, малыш, - чуть слышно произнёс Дима. Денис, не отрываясь от своего занятия, поднял не него глаза. – Пожалуйста, иди сюда.
- Что? – снова нависнув над братом, произнёс Денис. Дима обхватил его рука и крепко обнял. – И что? - Дима гладил Дениса по спине и в его глаза горели, сменяя друг друга желание и неуверенность. Мальчик поцеловал его в шею, потом шёпотом на ушко. – Ты хочешь меня?
- Динь, мы не должны, - поджав губы, произнёс Дима. Денис понял, что, к его сожалению, к брату вернулся здравый смысл. – Я не могу. Мало того, что оба парни, так мы с тобой теперь ещё и братья. И я не хочу делать тебе больно.
- Ты хочешь меня? – смотря Диме в глаза, монотонно произнёс Денис, его рука снова принялась ласкать брата. И тот, кажется, снова начинал терять голову. – Ты хочешь меня? Хочешь? – снова шёпотом повторял Денис. – Ты ведь хочешь? – Дима, не выдержав пытки, кивнул, он снова не мог отвести взгляд от глаз мальчика. Денис властно посмотрел на брата и произнёс. – Тогда просто трахни меня, - Дима в ужасе посмотрел на мальчика. – Ну? Что сдрейфил? Ну, тогда я ухожу.
Только Денис собрался выбраться из постели, как тут же оказался в ней снова уткнувшийся лицом в подушку. Дима стал покрывать мелкими поцелуями его спину, и мальчик возрадовался своему положения, потому что в данный момент не мог скрыть след блаженства на своём лице. Брат действовал так нежно, что Денис просто таял в его руках. Ему нравился тем, по его телу бегали приятные мурашки от поцелуев и прикосновений. В какой-то момент он почувствовал сильное сожаление о том, что раньше с ним так никто не обращался, и от этого чувства у него потекли слёзы. Денис потерял счёт времени. Но когда Дима перевернул его на спину, не сильная боль заставила его поморщиться, и он понял, что времени прошло достаточно много. Брат, увидев такую реакцию и влажные глаза мальчика, тут же всё прекратил.
- Ты чего? – удивлённо спросил Денис.
- Ничего. Просто я вижу, что тебе больно. Ты мог сразу сказать, - ответил Дима.
- Мне не больно, - возразил мальчик.
- Не ври.
- Ну ладно, не много больно было, и то когда ты меня перевернул, - Дима лёг набок и притянул к себе Дениса. – Я могу продолжать.
- Нет. Я так не могу. Поэтому всё, - Денис надулся, поняв, что брата не переубедить.
- Ладно. Тогда что будем делать? – с ухмылкой спросил мальчик.
- Спать, тебе завтра в школу, - ответил обрат. Денис крепко прижался к Диме и послушно уснул.
На утро Денис проснулся очень рано. Но ему не хотелось открывать глаза. Он нежился в теплых объятьях ещё спящего Димы и не хотел, чтобы этот миг заканчивался. Но всё-таки нужно было вставать. Когда Денис выбрался из постели, его охватило странное смешение чувств. Он сидел на кровати и смотрел на спящего брата, который даже не заметил его отсутствия. Ему казалось, что всё то, что произошло, было зря, что это только усугубит его отношения с братом и что теперь они могут стать ещё дальше друг от друга. Денис решил, что будет лучше, если сейчас он уйдёт из дома раньше, чем брат проснётся. Так он и сделал.
Вечером Денис собрался прогуляться, но в дверях столкнулся с Димой, которого не видел с утра. Тот схватил его за локоть и отволок от двери.
- Ты куда? – настойчиво спросил он.
- Гулять. Наказание же кончилось, - с наигранным удивлением ответил Денис. Хоть он и мечтал увидеть брата, но сейчас почему-то не мог смотреть ему в глаза. Наверно из-за этого возникла короткая пауза.
- Давай, ты лучше останешься, мне нужно с тобой поговорить, - предложил Дима. У Дениса что-то ёкнуло в груди, и тело стало ватным от страха.
Он нехотя разулся и снял куртку. Брат медлил, наверно сильно волновался. Около получаса они сидели на диване с кружками чая и не сделали ни глотка. Денис так и не мог смотреть на Диму, но ощущал его взгляд на себе и от этого ещё больше нервничал.
- Ну, ты сказал, что хочешь со мной поговорить. Так почему молчишь? – не выдержав давления, нарушил молчание Денис.
- Прости, - отозвался брат, и, сделав глубокий вдох, продолжил. – Знаешь, я весь день думал о тебе…
- Ум, и что надумал? - натянув маску равнодушия, Денис всё же решил посмотреть на брата, но, столкнувшись с нежностью в его глазах, тут же отвернулся.
- То, что я…
- Если ты хочешь сказать, что любишь меня, то не продолжай, - перебил брата Денис.
- Почему?
- Потому, что это не правда, - раздражённо ответил мальчик.
- Это правда, я…, - начал Дима.
- Нет! Не правда! – разозлился Денис, ему самому очень хотелось верить брату, но в то же время он не хотел обманывать себя. – Это не правда, потому что ты сейчас в эйфории. Через трое суток твои чувства испарятся, и ты всё забудешь.
- Нет, не забуду. И чувства не испарятся, потому что я на самом деле…, - Дима хотел обнять Дениса, но тот резко вскочил с дивана.
- Я тебе не верю.
- Хорошо, - обиженно произнёс Дима. – Что мне сделать, чтобы ты мне поверил?
- Что…, - Денис ненадолго задумался. – Давай так, если ровно через трое суток ты ещё захочешь сказать мне эти слова, то я тебе поверю.
- Договорились, - Дима снова попытался обнять Дениса, но тот отстранился.
- Нет, тут есть условие, что эти трое суток мы живем, так как жили до вчерашнего дня. Иначе твоя эйфория не пройдёт.
- Ладно, я согласен на это условие, если ты не будешь ходить в клуб, - Денис, слегка замешкался, но подумав, согласился.
Третьи сутки подходили к концу. Денис сидел за письменным столом и пытался сконцентрироваться на уроках, но все его мысли были заняты предвкушениями приближающегося вечера. Он всё гадал, что скажет ему брат, и внутренне надеялся, что тот не изменил своих чувств. Мальчик услышал, как скрипнула входная дверь, и через некоторое время в комнату вошёл Дима.
- Чем ты тут занимаешься? – сухо спросил он, даже не удостоив Дениса взгляда.
- Уроки делаю, - не ожидая такого отношения, ответил мальчик. Он смотрел на брата во все глаза, пытаясь хоть что-то понять, но лицо у того было на удивление непроницаемое.
- Тогда, либо быстро доделывай, либо иди, делать их на кухню. Ко мне скоро придут, - от такого безразличного голоса у Дениса до боли сжалось сердце.
- Хорошо, я уду, не буду тебе мешать, - медленно собрав тетради и учебники, мальчик вышел из комнаты, его ещё больше огорчило то, что из-за шока он не смог сделать свой голос нейтральным.
Денису казалось, что время замедлилось и всё плывёт перед глазами как в бреду. Он тупо смотрел в учебник, а в голове было пусто. Прозвенел дверной звонок, и мальчик на автомате поплёлся открывать дверь. И тут его как молнией поразило. В квартиру вошла та самая девушка с картинки и не глядя швырнула ему сумочку. К ней вышел улыбающийся брат, и они оба удалились в комнату. Дальше всё было как во сне. Кровь стучала в ушах, Денис сам не помнил, как оказался в клубе. Он очнулся, когда понял что, кто-то припёр его к стенке и стал лапать. Мальчик стал пытаться оттолкнуть этого мужика от себя, ему вдруг до тошноты стали неприятны эти прикосновения, а в памяти всплывали нежные руки брата. Откуда-то из далека до Дениса донеслись ругательства ухажёра, который придя в бешенство, стал применять силу. Денис не понимал, что происходит, а в голове была только одна мысль вырваться. Мужик нанёс мальчику сильный удар в живот , тот согнулся пополам, и сильные руки вытащили его на улицу и швырнули на асфальт. Мужик в ярости пинал его ногами, Денис, только и мог, что закрывать лицо и голову руками. Подняв мальчика за ворот куртки, ухажёр прижал его к стене.
- Ну, что теперь может, не будешь рыпаться и спокойно пойдёшь ко мне?
- Отвали от меня, - прохрипел Денис. Мужика эта фраза привела в ещё большее бешенство. Он тряхнул мальчика, тот сильно ударился головой о стену и опять оказался на асфальте. Мужик стал снова бить его и пытаться сорвать с него одежду. Денис сопротивлялся изо всех сил, ему теперь стало по настоящему страшно. Он не знал, что ему делать. Мужик снова принялся пинать его ногами, но мальчик уже не понимал куда приходится удар. Всё его тело болело, и от этого стало темнеть в глазах. Где-то вдалеке, он услышал голос брата, но, возможно это было лишь в его воображении. После этого всё вокруг растворилось в темноте, и остался только монотонный звон в ушах.
Денис очнулся от сильного запаха сигаретного дыма и желания курить. Открыв глаза, он увидел Диму, сидящего на краю кровати. В его руках были пепельница полная окурков и сигарета. Мальчик попытался сесть, но боль во всём теле не дала ему даже пошевелиться.
- О, ты проснулся? – отложив всё и повернувшись к мальчику, нежно произнёс Дима. В его глазах была тревога и боль, которые он явно пытался скрыть за улыбкой. На лице красовалась довольно сильная ссадина, да и на руках были разбиты костяшки.
- Ты…, - неуверенно начал Денис. – Ты подрался?
- Смешно, - отозвался с ухмылкой брат, но резко стал серьёзным. – А ты как думаешь? Я мог без драки тебя от того мужика спасти, а?! – Дима стал срываться на крик. – Ты хоть представляешь себе, что ты наделал?!! Почему ты ушёл?! Ты забыл?!!!! Забыл о нашем договоре, да?!!!!
- Нет, я, - понятно было, что у Димы сдали нервы, что возможно он так и просидел возле мальчика всю ночь. Денис понимал всё это и проклинал себя за то, что не может двинуться в данный момент, но не понимал, почему на него сейчас кричат. От бессилия и обиды в его глазах заблестели слёзы. – Я-то не забыл, а вот ты! Ты! Трое суток прошли, и ты вернулся домой, даже не взглянув на меня! Ты сам забыл об уговоре!!! И она!!! Я не верю, что она приходит по учёбе!!!! Если по учёбе, тогда почему ты ей так улыбаешься?!!! – Мальчик кричал пока, его голос окончательно не охрип.
- Ого, так у тебя ещё есть силы, чтобы так громко кричать? – улыбнулся Дима и передвинулся ближе к Денису. – Честно, я боялся, что ты проспишь ещё несколько дней.
- А сколько я спал? Сколько времени? Я же школу пропустил, - засуетился мальчик, он напрочь забыл о часах и днях.
- Ну, ты спал только ночь, сейчас 11:30. А на счёт школы, я думаю, тебе ещё два дня не стоит никуда ходить, - Дима нежно погладил больного по щеке. – Надеюсь, ты уже успокоился, и мы сможем нормально всё разъяснить. Почему ты ушёл? Если это для тебя ничего не значит, зачем вообще было начинать этот спор?
- Я ушёл, потому что и так всё понял, - надуто произнёс Денис.
- И что ты понял? – ровным голосом спросил Дима.
- Что время вышло, и мой эксперимент не удался, - у Димы на мгновенье в глазах промелькнул шок.
- Время не вышло, - совладав с эмоциями, ровно продолжил брат. – Наш уговор кончался в 21:15. А когда ушёл ты? – тут Денис понял свою ошибку. Он выбежал из дома где-то в восьмом часу. У него было такое ощущение, будто он ударился о невидимую стену. И от мысли, что он не дождался какого-то часа, у него внутри поднялась волна истерики.
- Я понял, - Денис на минуту закрыл глаза, пытаясь сдержать рвущиеся слёзы и проклиная, то, что даже не может. Совладав всё же со своими чувствами, он сделал глубокий вдох и ровным, почти равнодушным голосом продолжил. – Ну, хорошо, я ошибся, я признаю. Я ошибся. Но сейчас-то трое суток точно закончились. Ты мне хочешь что-нибудь сказать? – внутренне молясь, спросил Денис.
- Я не уверен, что это имеет смысл, - прикуривая сигарету, ответил Дима.
- Почему? – Денис физически почувствовал, как что-то в нём надломилось. Он уже давно понял, что пропустил свой шанс, но всё же ещё питал надежду. – Потому что ты злишься на меня? Ты решил аннулировать наш уговор, чтобы наказать меня за мой уход?
- Нет, я не собираюсь тебя наказывать, ведь ты сам себя достаточно наказал, - спокойно ответил брат. – Я не хочу отвечать по другой причине.
- По какой? Скажи, пожалуйста, - голос Дениса дрожал.
- Ну, понимаешь, я не вижу смысла об этом говорить. Ведь для тебя это, кажется, неважно и не нужно. Ты будто играешь со мной. Я не хочу играть в эту игру.
- Я не понимаю тебя, - перед глазами Дениса образовалась пелена слёз, но он знал, что в данный момент Дима на него не смотрит.
- Ладно, скажу более доходчиво, - сухо произнёс Дима. – Я не хочу тебе ничего говорить, потому что не могу понять, как ты сам ко мне относишься. Всё, что я сейчас вижу, это то, что тебе абсолютно не важен мой ответ. Я не лабораторная крыса, чтобы ставить на мне эксперименты. Так понятно? – с каждой фразой голос Димы становился всё жёстче. А Денис из-за слёз уже ничего не видел, только чувствовал, как они стекают по лицу на подушку. Тихий всхлип заставил брата посмотреть на лежащего. – Эй, ты чего? – он бросился утешать мальчика, гладя его по щекам, вытирая нескончаемые потоки слёз.
- Я, - Денис начал так тихо, что Диме пришлось нагнуться к нему, чтобы услышать, что тот говорит. – Я, правда, тебя люблю. Но это бесполезно. Я просто хотел быть хорошим младшим братом, просто быть рядом, просто чтобы ты хоть раз посмотрел на меня с улыбкой. Прости, я ошибся, я не должен был ничего делать, я не знаю, зачем я лёг к тебя тогда. Я не должен был…
- Успокойся, всё хорошо, - нежно произнёс Дима, продолжая гладить мальчика по щекам, тот бился в истерики, продолжая, извинятся и что-то бормотать. Дима уже не знал, как его успокоить. У Дениса в голове вперемешку мелькали картинки: то в памяти возникала та ночь, проведённая с братом, но тут же это воспоминание сменялось ужасом прошлого вечера. Мальчик не знал, как это остановить, он уже не понимал, где находится, и ему стало страшно. Внутренний голос твердил, что Денис сам виноват, что он никогда не будет достоин даже взгляда своего брата, что тот никогда не полюбит его. – Всё хорошо, - донеслось до мальчика из далека, и кто-то нежно поцеловал его в губы. С трудом открыв глаза, Денис увидел перед собой ласковое лицо Димы. – Всё хорошо, успокойся. Я рядом и я очень сильно тебя люблю. И я больше никуда тебя не отпущу.
- Я, - судорожно вдохнув, Денис ещё пытался взять себя в руки. – Я больше никуда не уйду.
- Ну, конечно, милый. Уж день-то ты точно никуда не уйдёшь. Я прописываю тебе постельный режим, - засмеялся Дима, прижав к себе Дениса. – А теперь, лучше тебе ещё поспать, а то…, - но посмотрев на мальчика, брат понял, что продолжать фразу уже ни к чему, тот спал крепко, как младенец. Устроив его поудобней на подушке, Дима лёг рядом, и, поцеловав солёную от слёз щёку Дениса, сам последовал его примеру, закрыл глаза и крепко уснул.

19:34 

Это только начало.

- Прости, - неловко сказал я.
- За что? – смеясь, спросил Антон.
- За то, что напросился к тебе домой.
- Да, брось ты. Я же сам предложил.
Мы поднимались по лестнице в его квартиру. Только что у нас была физкультура, а после неё две пары отменили.
- Я же знаю, что ты не любишь рано приходить домой, - улыбнулся он, открывая дверь.
Конечно знаешь. Мы ведь с детства дружим. Учились в одном классе, поступили в один институт. Ты знаешь обо мне практически всё. Практически…
- Не хочешь ополоснуться? Сегодня нас сильно погоняли, - Антон зашёл в ванную комнату, снял рубашку, включил воду.
- Да, ты прав, ополоснуться надо. Иди первый.
Антон никогда меня не стеснялся. И сейчас даже дверь не потрудился закрыть.
- А что дома никого нет? – спросил я, подходя к дверному проёму. Он стоял ко мне спиной, по его телу стекала вода. И от этого вида меня охватило лёгкое возбуждение.
- Нет, все на работе, - ответил он, не повернувшись в мою сторону.
Боже, он мне всегда нравился, но у него всегда была куча девчонок. Но он почему-то порвал все отношения с последней, и я знаю, что у него давно никого нет. Не удержавшись, я стал тихо раздеваться.
- Прости, но так разумней, - серьёзным, отстранённым тоном произнёс я, залезая к нему в душ.
- Почему? – спросил он, вид у него был настолько изумлённый, что я не удержался от смеха.
- Ну так сразу оба и помоемся и время с экономим. Хочешь, спинку тебе потру? – беря мочалку, не принуждённо спросил я.
- Ээм, ну, хорошо, - в первый раз за всю нашу дружбу я увидел его настолько смущённым.
Я стал водить по его спине намыленной мочалкой, пену сразу смывала струя воды, меня это забавляло. Я видел как краснеют его уши. Я как бы нечаянно коснулся бедром его ягодиц, он вздрогнул, но сделал вид, что ничего не заметил. Удобно. Я не удержался и поцеловал его между лопаток.
- Что это было?! – в очередной раз, вздрогнув, он резко развернулся ко мне.
- Ничего. Просто пошутил, - я постарался принять невинный вид и смотрел ему в глаза. Я был на голову ниже его, поэтому мой взгляд был направлен снизу вверх, но думаю в данном случаи это шло мне на пользу.
- Ни чего себе, пошутил. У меня от твоих шуток стояк начался.
- Не проблема, могу помочь, - вырвалось у меня. От этих слов его карие глаза чуть из орбит не вылетели. Ну а я раз предложил помощь, значит на попятную идти поздно.
Я подошёл к нему ближе, взял его член в руку и сделал несколько нежных движений вверх-вниз. Кажется, от происходящего Антон не мог ни шевельнуться, ни слова сказать. Его дыхание сбилось, он продолжал смотреть на меня так, будто видит впервые. Да, на самом деле впервые, ведь таким при нём я никогда не был. Я любил его давно, но только сейчас смог сделать то о чём столько времени мечтал.
Я опустился перед ним на колени, взял его член в рот, нежно одними губами сделал первые движения к его основанию, потом медленно языком погладил головку. Он застонал и положил руку на мою кудрявую голову. Одним рывком Антон загнал мне по горло. Я чуть не задохнулся, я и не думал, что он возьмёт инициативу в свои руки. Он стал двигаться резко и достаточно быстро. Я не стал мешать ему делать всё так как ему этого хочется. Через некоторое время, он резко дёрнул меня за волосы, освободив мой рот, поцеловал меня. Я не ожидал этого, наверно, его настолько охватила страсть, он больно кусал мне губы.
- Ты думал, что так легко отделаешься? – прорычал он. – Вылезай.
Он вытолкал меня в коридор, потом в комнату и силой толкнул на диван лицом вниз, подмял под себя. У меня возникло ощущение, что в него вселился зверь.
- Чёрт! – вскрикнул он при очередном промахе. Не умеет. Я выскользнул из под него и перевернул на спину. Опять удивлённые глаза. Оседлав его, я мастерски направил его член куда нужно было. Он со стоном прикрыл глаза. Я стал двигаться быстро, так же как он при миньете. Мне казалось, что ему нравится именно так.
Но я опять ошибся. Через некоторое время, он нас перевернул. Я оказался на спине, он замер. Одной рукой упёршись в диван, другой мягко провёл мне по волосам, щеке, губам, в его глазах читалась такая нежность. Ещё вчера я бы убил ради того, чтобы он посмотрел на меня так, а сейчас… Нет, не верю, это только из-за секса, из-за того, что у него давно никого не было. Я не хочу обманывать себя. Но… Он поцеловал меня, не так как в первый раз, нежно, слишком нежно… И двигаться стал плавно и медленно. Я застонал и прикусил губу от наслаждения. Но потом зверь опять проснулся. Он резко перевернул меня на живот и со всего маху вставил мне по самое основание.
- Блин! – вырвалось у меня, я выгнул спину. Опять скорость, мне хотелось кричать, но я мог только вгрызаться зубами себе в руку. Возможно, это дело привычки…
Он снова сменил позу на ту, что была вначале. Я понял, он устал. Да ты монстр, друг мой, за столько времени, да и на такой скорости и до сих пор не кончил. Я старался двигаться быстро, но и мои силы покидали меня. И вот наступил он – долгожданный конец. Я подождал, пока из него всё выльется в меня, а потом просто рухнул рядом.
Немного отдышавшись, я посмотрел на Тоху. Он лежал с закрытыми глазами: ни то спит, ни то претворяется. Но в любом случаи, я решил, что не стоит его сейчас трогать. Я тихо оделся, взял из своей сумки сигареты и пошёл на балкон.
Блин, что я наделал? Должно быть, это конец, конец дружбе и всякому общению. Наверно, сейчас мне надо не стоять тут и курить, а просто собраться и уйти. Мне стало страшно, так страшно, что я задрожал. Я не знаю, что в моей ситуации было правильнее: любить в тайне своего друга и мучится или вот так как сейчас себя выдать и всё одним махом разрушать?
- Кира? – кажется, он на самом деле спал. Я решил не подавать виду, что слышу его. Ведь на самом деле, я слышал всё: слышал, как он второпях одевается, как ищет меня по всем комнатам. – Кира! А, вот ты где.
Вот, блин, нашёл. Страх стал меня душить, но я попытался принять спокойный вид.
- У тебя есть ещё сигарета? – я молча протяну ему пачку. – Кир, почему? Почему я не знал?
- Ну, а как ты себе это представляешь? Я приду к тебе и скажу: «Тох, поздравь меня, я -гей», - он слегка улыбнулся.
- Но… У тебя ведь были девушки. Аня и Надя, ты же знакомил меня с ними.
- Да, были. Но одно другому не мешает.
- Когда? И с кем?
- Что: «когда и с кем»? – тупо. Я знаю, что тупо было переспрашивать. Это была просто жалкая попытка поиграть в наивность. И она сорвалась.
- Ты меня прекрасно понял, Кир, - серьёзно произнёс он. – Я ни за что не поверю, что я у тебя первый.
- Восьмой класс, после моего дня рожденья, - я не хотел ни чего говорить, но, очевидно, пришло время. – Мой… отчем.
- Чёрт! – Тоха со всей силы ударил кулаком в стену. – Как ты мог? Ты солгал мне тогда! Ты сказал, что он избил тебя! Я отлично помню тот день! Я всегда этого козла ненавидел, а теперь…
- Я не лгал, - я выбросил окурок и взял себе ещё одну сигарету. – Он на самом деле сначала меня избил, просто я не стал тебе рассказывать до конца. Сам понимаешь.
Антон замолчал, наверно, у него не осталось аргументов. Я не видел его лица, я даже не мог посмотреть в его сторону. Я хоть и говорил спокойным голосом, но знал, что долго не смогу сдерживать рвущуюся во все стороны дрожь, учитывая, что к моему состоянию в данный момент добавилось ещё и ожившее воспоминание того дня.
- Тебе было хорошо? – я спросил таким холодным голосом, что сам внутренне этому удивился. Я знал, что сломал нашу дружбу, что это конец, но мне просто хотелось знать ответ.
- Да, - такой простой ответ, но такой нежный голос. Почему он сказал это таким голосом? – А тебе?
- Да, - почти шёпотом произнес я, моё самообладание сдалось. Меня колотила сильная дрожь, и сердце стало биться тяжелее. Блин.
- Кир, с тобой всё хорошо? – тревожно спросил Антон, подходя ко мне ближе.
- Да, мне просто холодно, - мой голос дрожал. Я не знал, где он находится. Я так и не решался посмотреть на него, я боялся, что если его увижу, то мне будет больнее уходить… надо было уйти раньше.
- Да ладно тебе врать, - раздался голос за спиной, его сильные руки обняли меня так крепко, что перестал дрожать и замер от неожиданности. – Нашёл кому. Я ведь много раз видел тебя в моменты, когда ты нервничаешь. Холодно ему! Нервы у тебя сдали! Ты переживал, думал о том, что я не пойму и не приму тебя?
- Я думал, что это конец, - его голос был нежным и радостным, я знал, что он улыбается, но всё равно не мог на него смотреть.
- Ответь мне, теперь я знаю о тебе всё? – я не ожидал это вопроса.
- Думаю, что да.
- Ну тогда, Кир, это не конец. Это – начало, - он повернул моё лицо к себе и посмотрел так же нежно как смотрел на диване, и поцеловал ещё нежнее, чем тогда. Погладив мои кудряшки, он ласково произнёс, - это только начало.

11:28 

Мечтаешь, сочиняешь истории, представляешь себя героями книг. Но ничто не изменит твою жизнь, если это от тебя не зависит.

19:47 

Размышления

Я только недавно поняла, что означает "скучать по кому-то". На самом деле, мы не скучаем по людям, которые от нас далеко. Мы скучаем по людям, которых мы запомнили перед тем как расстаться. Мы скучаем по прошлому, которое уже не вернуть. А в настоящем люди, с которыми мы расстались, ведут другую жизнь, меняются, приобретают другие привычки и интересы. И когда мы встречаем их вновь, то понимаем: "это не те люди, по которым мы скучали". И тогда мы понимаем, что нам не о чем говорить. И становиться грустно, появляется ощущение, что мы что-то потеряли и это "что-то" не вернуть. А потеряли мы "настоящее", потому что часто оглядывались прошлое и забыли, что нам тоже нужно жить, меняться, приобретать другие привычки и интересы. А может с нами это всё и происходило, только из-за постоянных воспоминаний мы не заметили, как стали другими людьми.

19:07 

Я учусь любви из текстов песен и книг. Я тренируюсь на других быть лучшей для тебя. В одной книге о пути самурая написано: "...женщина должна в первую очередь думать о своём муже, как он прежде всего думает о своём господине". И я пойду за тобой, куда бы ты меня не повёл. В тебе моё счастье жить. В тебе моя свобода.

16:13 

Кукла

Я – красивая фарфоровая кукла и очень дорого стою. О такой кукле мечтают многие. Это фарфоровое лицо притягивает взгляды. Мои глаза внимательно смотрят на мир, губы в загадочной, мягкой улыбке.
Куклу купили из магазина и отдали играть маленькой девочке. Кукле было хорошо. Она слушала много историй и часто мечтала о похожих приключениях со своим участием. Её глаза светились мечтами.

Я – разбитая фарфоровая кукла, в изорванном платье, когда-то цвета неба, со спутанными волосами, раньше лежавшими аккуратными кудряшками. Меня оставили на детской площадки под дождём. Глаза стали влажными, ресницы мокрыми, тяжёлыми. Одиноко… больно…

Я – никому не нужная, сломанная, фарфоровая кукла, найденная тряпичником в грязной луже. Моё лицо вытерли платком. В полное тучами небо смотрят тусклые, лишенные жизни глаза.
Я знаю, он продаст меня за бесценок, но мне уже неважно куда.

Я – фарфоровая кукла. Меня продали в кукольную мастерскую. Там починили, дав мне новую жизнь. Я стою на прилавке и делаю вид, что достойна, стоить дорого, внутренне зная, что это не так.
В витрине отражается безоблачное небо, в него смотрят грустные, одинокие глаза, но на лице играет, несоответствующая им, улыбка. Лицемерно и гадко.

дневник куклы

главная